Показатель несломлённости украинского духа на примере рядового военнослужащего Национальной гвардии Украины

Начало. Май 2014. Гибель журналиста Андреа Роккелли и правозащитника Андрея Миронова

         В мае 2014 года Славянск уже месяц как находился под контролем пророссийских боевиков во главе с бывшим офицером ФСБ России Игорем Гиркиним и местными сепаратистами. Они заняли административные здания, в помещении СБУ устроили свой штаб. В его подвале — застенок, где удерживали проукраинских активистов, журналистов и порой просто случайных людей, представители «ДНР».
         Их и американских репортеров сепаратисты считали враждебными, и они практически не могли работать в Славянске. Однако там оставались российские журналисты, корреспонденты крупных западных агентств, а также журналисты-фрилансеры, многие из них из Франции и Италии. Среди них — итальянский фотокорреспондент Андреа Роккелли, который работал вместе с известным российским правозащитником Андреем Мироновым, который помогал итальянцу с переводом.
         На вершине над оккупированным Славянском — на горе Карачун — блокпост украинских военных. Вооруженные силы Украины удерживали высоту, а Национальная гвардия, сформированная в значительной степени из добровольцев Майдана, охраняла телевизионную антенну.
         Дорога, ведущая на гору со стороны Славянска, была заблокирована так называемым «бронепоездом» — товарным поездом, который боевики использовали как баррикаду и прикрытие для обстрелов Карачуна.
         24 мая около 5 утра состоялась мощная перестрелка в этом районе между двумя сторонами: боевики обстреливали Карачун, украинские военные отвечали. После обеда в тот день, около 16:30, Роккелли, Миронов и их французский коллега — фотограф Уильям Рогелон сели в такси у гостиницы «Славянск» и попросили водителя поехать к фабрике «Зеус керамика».
         Автомобиль такси Daewoo Nexia проехал фабрику «Зеус» и остановился за поворотом, на дороге, ведущей к железнодорожному переезду. Журналисты, которые не имели на себе бронежилетов с надписью «пресса» и шлемов, пошли в направлении «бронепоезда».
         Приблизившись на несколько десятков метров до поезда, журналисты начали его фотографировать, а также антенну на Карачуне, которую видно за ним. Это продолжалось несколько минут. Таксист Евгений Кошман, ждал их возле машины. Других людей они не встречали. Ситуация выглядела довольно спокойной.
         Вдруг с другой стороны поезда появился неизвестный мужчина в спортивном костюме. Он предупредил журналистов об обстреле. Сразу после этого начали раздаваться выстрелы из легкого оружия — автомата Калашникова (АК). Журналисты вместе с таксистом и этим незнакомым мужчиной — решили спрятаться в канаве вдоль дороги.
         Пока они сидели во рву, Роккелли делал фото, а камера Рогелона, которая лежала на земле, записывала разговор между Андреем Мироновым и таксистом Кошманом.

Таксист: А это что было?

Миронов: Это перестрелка. С «калашникова» одиночными стреляют.

Таксист: А где это?

Миронов: Где? С двух сторон. Мы попали внутрь. Кто-то здесь сидит и стреляет из того, что у него есть. С вышки [неразборчиво] из пулеметов тяжелых, минометов. Здесь также где-то миномет есть рядом.
         Выстрелы из «калашникова» перемежались выстрелами тяжелой артиллерии. Обстрел шел все ближе ко рву, где прятались Рокелли и Миронов. Он длился около 20-30 минут. В результате него Роккелли и Миронов получили тяжелые ранения из миномета. Они погибли на месте.
         Уильям Рогелон был легко ранен в бедро. Водитель и человек в штатском не пострадали. Оправившись от шока, эти двое выбрались из рва и скрылись на припаркованном неподалеку такси. Рогелон остался на месте.
         Через какое-то время французский фотограф услышал, как какие-то люди спускаются в ров, в его направлении раздавались выстрелы. Он прокричал: «Я журналист!», после чего выстрелы прекратились. Он выбрался из рва и начал идти, подняв руки с фотоаппаратом вверх, в направлении фабрики «Зеус керамика». Там он встретил нескольких вооруженных боевиков, которые стреляли в воздух из автоматов и показывали ему, чтобы он уходил. Он остановил автомобиль на перекрестке и уехал. Вслед машине стреляли автоматными очередями.

Три года спустя. 30 июня 2017. Арест Виталия Маркива

         В июне 2017 суд отправил Маркива под арест, а местные газеты вышли с заголовками: «Задержан убийца Роккелли».
         Прокуратура города Павия выдвинула Маркиву обвинения в убийстве фотожурналиста Андреа Роккелли и его переводчика и российского правозащитника Андрея Миронова.
         Основание — «признание», которое Маркив якобы сделал еще три года назад в разговоре с журналисткой итальянского издания Corriere della Sera Иларией Морани. В статье, вышедшей на следующий день после гибели Роккелли и Миронова, — 25 мая 2014 года, журналистка-фрилансерка цитировала анонимного капитана украинской армии:
         «Обычно мы не стреляем в направлении города и по гражданским, но когда видим движение, заряжаем тяжелую артиллерию. Так произошло с автомобилем двух журналистов и переводчика. Отсюда мы стреляем на расстояние полтора километра».
         Следователи, прокурор, а впоследствии суд трактовали эту цитату как спонтанное признание вины Маркивым.
         Через год, в июле 2018-го, начался процесс над Маркивым в суде присяжных города Павия, расположенного в 40 км от Милана.
         Судебные заседания были открытыми, поддерживать Маркива на слушания приезжали украинцы со всей Италии. Однако в итальянской прессе их часто называли «праворадикалами» и писали, что их участие оплачено посольством Украины в Италии.

  Апелляция
        
Итак, 3 ноября 2020 года миланский суд отменил приговор бойцу Национальной гвардии Украины Виталию Маркиву.
         Маркив вернулся в Киев, в аэропорту его встречал почетный караул. Он вышел из самолета с украинским флагом в военной форме украинской Национальной гвардии.
         “Виталий выступил в суде. Выступил сдержано, достойно и эмоционально. Он сказал, что сторона защиты привела достаточное количество подтверждений его невиновности, – заявил после приговора министр внутренних дел Украины Арсен Аваков, который находился на процессе в Милане. – Еще раз подчеркнул, что он военнослужащий и знает, что такое дисциплина и достоинство. И все обвинения против него безосновательны”.
         Украинский президент Владимир Зеленский также приветствовал отмену приговора Маркиву, заявив, что лично просил итальянских руководителей способствовать пересмотру его дела “ради вынесения справедливого решения”. “Всей страной мы внимательной следили за делом Виталия, беспокоились, – заявил Зеленский. – Освобождение нацгвардейца Маркива – это победа справедливости”.

Продолжение…

         Басманный суд Москвы заочно арестовал бойца Национальной гвардии Украины Виталия Маркива. Об этом сообщает “Интерфакс”.
         Маркиву заочно предъявили обвинение по части 2 статьи 105 Уголовного кодекса России (убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору общеопасным способом по мотивам политической, идеологической, национальной ненависти или вражды).
         Российские власти обвиняют Маркива в причастности к минометному обстрелу в 2014 году под Славянском, во время которого погибли итальянский репортер Андреа Роккелли и его переводчик, россиянин Андрей Миронов.
         Министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что Россия этим решением фактически признала свое участие в попытке фальсификации дела Маркива. «А когда не удалось, начинает открытое преследование! Как говорят в России, на воре и шапка горит. Украина никогда не бросит своего солдата», — заявил министр.

Опубліковано у Новини. Додати до закладок постійне посилання.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *